kosolobik (kosolobik) wrote,
kosolobik
kosolobik

Category:

Мой звёздный миг...

    Музыкант из меня, почти такой же как садовод – всё та же пуля из вонючего и мягкого вещества. Но чего просит душа, порой не запретишь, поэтому в прошлом году на рождество Дедушка Мороз подарил мне пианино. Электрическое, но в полную клавиатуру, без модных наворотов, можно только менять инструменты, но нельзя поставить автоматическое сопровождение в качестве ударников или ещё чего модное. Но мне при моём «таланте» и того что есть, больше чем предостаточно...
По поводу моих отношений с фортепиано вспомнилось далёкое детство. Как в летние каникулы перед третьим классом моя соседка, Сашка Андреева, позвала меня записываться в музыкальную школу, она-то сама уже закончила там первый класс и была бывалая музыкантша... Мне, разумеется, тоже хотелось стать знаменитой пианисткой, хотя бы в рамках двора и ходить в музыкальную школу с такой хипповой папкой на верёвочных ручках.


Сходила, но мне сказали прийти с мамой. Пришлось уламывать маму и говорить ей о том, что я сплю и вижу себя пианисткой. Мама пошла, меня прослушали, особого таланта не выявили, но бесталанности тоже, слух нашли в норме и вот так я стала стала ученицей музыкальной школы.
Первый класс прозанималась на ура, по вечерам ходила заниматься в Сашке, моя мама дружила с её бабушкой. Мамы у Сашки не было и бабушка старалась, чтобы у её внучки не было ни в чём отказа. Пианино – так пианино.  У них оно было прокатное. Потом мама в кредит  купила мне моё собственное настоящее прекрасное пианино. Самое лучшее – Элегия! Стоило оно тогда 750 рублей, при зарплате врача в те времена рублей в 140 в месяц, мама расплачивалась за него лет 5 или даже 6, так что каждый год на день рождения у меня было пианино в подарок.
Ну так вот, в первом классе я была отличница. Мне всё нравилось и уроки теории и хор, мы выступали на большой сцене в нашем Дворце Угольщиков. Это было интересно! А в конце года я даже выступала на отчётном концерте в этом же Дворце, но на малой сцене и зал был полный, и мама была горда мной, и были аплодисменты. Играла я аллегро Моцарта. Это, пожалуй и был пик моей музыкальной карьеры....
Потом мою школу закрыли, там что-то было неладно с финансами,  я перешла в другую, а некоторые, как Сашка, совсем бросили музыку.
В новой школе мне не нравилось, хоть и учительница была хорошая,  но я стеснялась, на теории мне было трудно, диктанты не давались, все были как-то лучше меня, хор я возненавидела, училка была сильно строгая, занятия забросила, дома почти не занималась. Но пианино куплено, маму расстраивать не хотелось и я проходила в музыкальную школу в общей сложности шесть лет. Когда я поняла, какая это пахота, мой пыл сильно поостыл. Надо было отрабатывать гаммы, аккорды, арпеджио, сдавать зачёты по технике, и экзамены каждую четверть. Я была троечницей... Могла бы учиться лучше, но я уже чувствовала себя отстающей и упираться сильно не хотелось. Когда девочки в переменку собирались вокруг пианино и играли свои музыкальные «шедевры», я тихо стояла в сторонке, мне было нечем похвастаться.
Уверенности не добавляло и то, что соседи за стенкой не любили моих разминок и рыжая Маринка, у которой её дебильная музыка орала с утра до вечера иногда стучала мне в стенку.  Один раз мама была дома и слышала Маринкин стук, пошла в соседний подъезд и отругала маленькую хулиганку, сказала, что мы же терпим их музыку круглые сутки и не стучим при этом.
Но был у меня и очень благодарный слушатель, другой застеночник  - алкоголик Зинур, он мне всегда говорил, что плачет, слушая мою игру.. Уж не знаю, какие чувства навевало ему моё музицирование, может, меня только спьяну и можно было слушать...
Но были вещи, которые я сама любила играть для себя, могла что-то подобрать или разучить как следует, то что мне нравилось, у меня был даже свой репертуар, и мама любила меня иногда слушать. Главное, что меня научили читать ноты, за это я школе благодарна. Могла открыть то, что нравится и разучивать потихоньку, как было, например, с Лунной сонатой. Я выменяла ноты, которые считала менее ценными на эту полюбившуюся сонату, первая часть меня просто завораживала и я её всегда играла довольно сносно наизусть.
Когда я закончила шестой класс музыкальной школы, я сказала маме, что всё, последний седьмой я не осилю и как мне не прискорбно об этом говорить, я вынуждена бросить музыкалку, не получив аттестата о полном образовании. Мама отнеслась к этому довольно спокойно, она понимала, что из меня всё равно не выйдет пианистки, и можно сэкономить, по крайней мере, на целом годе бессмысленного обучения. Я даже не пошла туда взять справку об окончании шести классов...
Но пианино мы не продали, я всё равно любила иногда сесть и поиграть для себя. А как наша собака Боча потом пела под мою музыку! Это надо было видеть и слышать – цирк!
Когда я вышла замуж, по забавной случайности у моего мужа в квартире тоже оказалось пианино, он был более успешен в музыке и, прозанимавшись всего год, мог играть на слух без всяких нот не только на пианино, но и на гитаре. Писал свои песни и писал тексты песен для других знакомых музыкантов. В общем, открыть инструмент и поиграть для души, когда никого не было дома, я всегда любила, правда, репертуар мой был всё так же ограничен...
Когда дети стали подрастать, я решила никогда их не мучить музыкальной школой, и сказала, что если у них ещё появятся и поэтические способности, то это приветствоваться не будет. Хватит с нас одного поэта и полутора музыкантов.
А пианино, незадолго до отъезда,  мы отдали, хоть жаль было, качества такого уже нынче не сыщешь, звук был потрясающий, «Ласточка» называлось...Жаль ласточку было, но пианино занимало много места и мы решили его отдать, чтобы оно хоть кому-то пользу приносило...
На несколько лет мои занятия музыкой прервались... Но был у меня ещё один звёздный час. Уже здесь в Австралии, когда нашу группу студентов интернационалов, изучающих иностранный язык наша учительница, Норма, повела на экскурсию в Newstead House, место, где жили первые губернаторы Брисбена, там оказался  старинный рояль. И экскурсовод сказал, что они обычно разрешают посетителям  играть на нём. Он спросил есть ли кто-то среди нас, кто умеет. Когда я сказала, что попробую, то все мои одногруппники с удивлением посмотрели на меня. Видимо, это только у нас в России занятия музыкой  широко доступны детям, почему-то это всех удивило. Так вот, я стала опять звездой на миг!!! Я сыграла небольшой кусочек из марша к опере «Аида» Верди. Как мне аплодировали!!! Я вот подумала, что вот так умение играть на пианино может иногда пригодиться... Всё же не зря мама тратила на меня деньги...
Мои одногруппники меня и сфотографировали вместе с историческим роялем:

Newstead House, China Town,Christmasl
В прошлом году я почувствовала насущную необходимость музицировать и попросила Дедушку Мороза подарить мне пианино. Он сжалился и теперь я могу играть так громко как я хочу в наушниках, и никто не стучит мне в стенку, и можно распечатать какие хочешь ноты из интернета и вернуться опять в счастливое и далёкое детство...

Сейчас у меня проблема из-за подготовки к концерту в русской школе, я не смогла найти музыку в интернете для нашей песенки про зонтики, а музыкант, который пообещал мне с этим помочь, пропал и не выходит на связь... Я в затруднении, подобрала песню сама, и чует моё сердце, что мне придётся играть её самой же, но на людях я боюсь, могу ошибиться, хотя, в наушниках для себя всё прекрасно. В записи с пианино звук настолько убогий, что хоть плачь... В общем, не думаю, что меня ждёт третий звёздный час, но больше мне ничего не остаётся...
Мне вот любопытно, у каждого в жизни бывают свои "звёздные мгновения", кто-то читает стихи со сцены, кто-то делает потрясающие доклады или читает лекции, было бы интересно у кого как оно складывается...

Tags: Музыка, О далёком прошлом, Фото, Школьное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments