kosolobik (kosolobik) wrote,
kosolobik
kosolobik

Categories:

Неделя воспоминаний. Или моя автобиография.

Я никогда не писала о себе вот так. Ну в том смысле, чтобы автобиография, и всё как положено. Подумала, а почему бы и нет? Интересно попробовать и посмотреть, что из этого получится. Напишу в стиле иллеизма. Заодно попрактикуюсь в нём.
Я подумала, какую фотографию выбрать в качестве титульной, чтобы не только лучше описать Светлану внешне, но и показать, что у неё внутри. И решила остановиться вот на этом фото. Оно не ново. Ему лет пять или шесть, но эта фотография как нельзя лучше передаёт то, что принято называть сутью.
DSCF4999.JPG
Начну!
Родилась Светлана Б. в прекрасный летний день. Если точнее, это была ночь, а ещё точнее, четыре часа утра. И на улице стояла страшная гроза. Громыхал гром и сверкали молнии. Сама она этого не помнит, но мама ей часто рассказывала, какая была гроза!
Может поэтому, отпечатавшись где-то на подкорке, гроза всегда вызывает у Светланы очень яркие чуства, а может быть даже и воспоминания о том, чего человек помнить не может...

Родилась она в подмосковном Жуковском, в городе авиаторов. Мама Светы в то время работала детским врачом, и жили они со Светиным папой во Владивостоке, но она приехала рожать меня к своим маме и папе, потому что рядом с мамой всегда спокойнее. Так вот Света и родилась у своих бабушки и дедушки, в зелёном Жуковском, где каждые десять минут над домами пролетали огромные пассажирские самолёты, взлетая и садясь неподалёку, в аэропорту Быково.

А во Владивосток  мама вскоре повезла двухмесячную Свету на самолёте. Света тоже этого не помнит, но мама ей рассказывала, что летели они долго, через Иркутск, где надо было выходить и делать пересадку. Стояла поздняя осень, ребёнок был завёрнут в одеяло, и на головку мама накинула своей девочке уголок одеяльца и только потом обнаружила, что забыла надеть тёплую шапочку и очень потом из-за этого переживала. Однако, всё обошлось, и долетели они в итоге хорошо. Наверное их там встречал папа... Ничего этого Света не знает. И о Владивостоке у неё остались только смутные картинки по маминым рассказам. Мама рассказывала как покупала иногда свежую рыбу, сама солила красную икру, как там не было никаких фруктов, кроме морковки, и она усиленно витаминизировала свою доченьку морковным соком от которого у той пожелтели ладошки и стопы. В то время декретный отпуск был всего два месяца. Мама вышла на работу, наняв Свете няню, уж очень не хотелось отдавать ребёнка в ясли. Няня оказалась не самым честным человеком. Обнаружилось это, когда в сувенирных бутылочках с коньяком в серванте, мама заметила плесень. Няня не смогла выдержать искушения, и, выпив коньяк, заменила его черным чаем, думая, что он вполне похож цветом, и ничем её не выдаст. Потом, после расставания с няней, мама не  досчиталась ещё кое-каких своих вещей, и нянь больше у Светы не было. А потом и папа начал сильно увлекаться спиртным, от запаха папиного перегара у мамы начался невроз, её на нервной почве рвало, и она сильно похудела. Тогда мама решила оставить папу и всё, что там у них было, забрала Свету и улетела в Жуковский к родителям. От негодования и злости на  мужа-алкоголика она порвала все до одной его фотографии, поэтому Света не имеет понятия, как выглядел её отец.

Одно из ранних её фото. Судя по возрасту ребёнка и по нарядам, скорее всего на дворе было 24 число одного из летних месяцев следующего года. Света с мамой на кухне, на маме халат, Света этот халат даже смутно помнит, но сам момент нет, она его не помнит, однако помнит своё сингапурское розовое, шуршашее платье из органзы (тогда она не знала такого слова) или чего-то на неё похожего, с розой на животе. Это платье ей привёз папа из одного из своих дальних плаваний. И хоть папу Света совершенно не помнила, у них в доме было несколько вещей, которые, она знала, остались от него на память. Это было розовое сингапурское платье, сетка-авоська, сплетённая им собственноручно и долго служившая верой и правдой, и норвежский рыболовный огромный, ярко-оранжевый с синим буй. Который всегда лежал у бабушки в зале за тумбочкой с телевизором, и который Свете строго настрого было запрещено увозить потом с собой домой, в Кумертау. Мама всегда говорила: "Или я, или буй!" Конечно Света всегда выбирала маму, которую она обожала и считала самой красивой и умной в мире! Но сейчас вот только Света задумалась: как попал в Жуковский буй?! Неужели мама везла меня из Владивостока вместе с ним? Или буй был привезён туда ещё до моего рождения, в качестве свадебного сувенира?
Надо спросить у тёти Веры о судьбе этого буя. Всё же, это самое яркое воспоминание Светы об отце.
(без названия)
Мама стала искать работу в Башкирии, потому что это было рядом с Оренбургом, где жил её родной брат, Светин дядя Коля, хирург в оренбургской областной больнице, он и посоветовал сестре Башкирию, как перспективный регион с развивающейся промышленностью, где всегда нужны врачи. Мама поработала немного в Салавате, но там сильно пахло газом от огромного газоперерабатываеющего комплекса, а потом нашла работу в новом, только что тогда основанном городе шахтёров и авиаторов (авиация всегда была где-то рядом), Кумертау. Название в переводе с башкирского означает Угольная гора. Так вот на этой угольной горе Светина мама, Жанна Николаевна, и обосновалась. А Света лет до четырёх-пяти, жила у бабушки с дедушкой, пока мама обосновывалась. Ей дали двухкомнатную квартиру в новом доме (там все пятиэтажные дома тогда были новые), и она забрала Свету к себе. Так Света тоже поселилась на Угольной горе. Почти как хозяйка горы, только не медной, а угольной... Угольная черная пыль регулярно оседала на подоконниках, и Света всегда думала, что так и должно быть. Кумертау рос и становился очень симпатичным и зелёным городом вместе со Светой.

Она очень хорошо помнит пустую квартиру, где ей было сначала не очень уютно, но очень интересно. Она помнит как там перестилали полы, делали ремонт, и бабушка помогала им обустроиться на новом месте. Бабушка с дедушкой отдали маме  часть немецкого гарнитура: стулья, стол, сервант с секретером, в котором мама держала свои медицинские толстые книги и использовала откидную крышку как рабочий стол, а Света потом, в первом классе, уронила его на себя, и вся красивая посуда из серванта разбилась вдребезги. Света испугалась, но осталась невредима. Однако она очень горько оплакивала красивые чашки, рюмки и вазочки...

Света очень хорошо помнит как на вот этом крылечке, где видны чьи-то ноги, когда они приехали с бабушкой из Жуковского, её встретила соседская девочка Таня с букетиком полевых цветочков. Таня, её сестра и брат были одними из первых пациентов мамы, и её родители очень помогли маме на первых порах. И всегда, до самого конца, были очень хорошими друзьями, хоть потом и переехали в другой дом, в квартиру побольше.
А на фото я  перед первомайской демонстрацией, с Наташей из соседнего подъезда. Даже фамилию помню - Наташа Букина. Она была взрослая и казалась мне самой красивой девочкой на свете. Правда, её братья, Колька и Вовка, были самые страшные хулиганы во всём дворе, но Наташка была дворовой принцессой. Мне было очень радостно, что она тут со мной на фото. Мне нравилось, когда старшие дети уделяли мне внимание.
Пальто у Светы оранжевого цвета в черную клеточку, а на груди пришит Ленин. На заднем плане только что построенная школа, в которой она потом проучилась все десять лет, а пустырь перед школой потом превратился в тенистую рощу.
Baby Sveta 2
Это Света в своём любимом платье с черным котиком на кармане в Стерлитамакском доме отдыха Шиханы. Маме давали туда путёвку от профоюза, и поэтому Света там бывала неоднократно.
10
А это Света с двоюродной сестрой Олей, дочкой дяди Коли. Она на два года старше и всегда считалась самой красивой в гарнизоне.
Света с мамой часто ездили к ним в Оренбург. Она очень любила ездить в гости к семье своего дяди. Но в один из приездов у неё там "выкрали" розовое сингапурское платье с розой на животе для её младшей двоюродной сестры Тани. Света рыдала и долго не могла простить такой подлости, хотя это платье на неё уже давно не налезало.
(без названия)
Продолжу я потом... Завтра.

А то и так много написала, а ведь работаю же ещё. Очень скучным занятием занимаюсь - выкладываю свёрла и прочие железки на наш новый сайт. А это такое скучное занятие, что без параллельного, более интересного дела, его выполнять невозможно.
На улице сегодня солнышко, свежо и вполне прекрасно!

А чего я вдруг решила писать автобиографию? Просто торкнуло. У меня через неделю ДР, так что много воспоминаний и размышлений. Вот и приурочу. Обычно перед ДР положено грустить, а я вот буду вспоминать...
Tags: Жизненное, Жуковский, Мама, О далёком прошлом, Я
Subscribe

  • Январь завершен достойно!

    Первая часть праздников этого года завершена на высокой ноте. Тётя Вера прошлый раз меня укорила, что я не написала о последнем мероприятии с…

  • На фоне неба...

    Это Алиса. Хорошая девочка, прислала маме фотки. Это у них ежегодное событие было - фотографирование на пляже. Мама любуется и думает - тоже так…

  • The Carnival Is Over или Карнавал окончен.

    На самом деле карнавал-то продолжается, и он бесконечный, сегодня вот и гладиолусы подоспели: белый и розовый. И были поданы к завтраку. Гладиолусы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments

  • Январь завершен достойно!

    Первая часть праздников этого года завершена на высокой ноте. Тётя Вера прошлый раз меня укорила, что я не написала о последнем мероприятии с…

  • На фоне неба...

    Это Алиса. Хорошая девочка, прислала маме фотки. Это у них ежегодное событие было - фотографирование на пляже. Мама любуется и думает - тоже так…

  • The Carnival Is Over или Карнавал окончен.

    На самом деле карнавал-то продолжается, и он бесконечный, сегодня вот и гладиолусы подоспели: белый и розовый. И были поданы к завтраку. Гладиолусы…