kosolobik (kosolobik) wrote,
kosolobik
kosolobik

Categories:

Ещё о возвращении по следам...

Мне иногда нравится набирать в Google имена моих близких, родных, знакомых и смотреть, что выдаст поиск. Если кто-то зарегистрирован хоть в одной из социальных сетей, то имя сразу всплывает, даже вот своё имя набрала, и вот тебе и сайты, и фоточки, и все мои  друзья. Не знаю...Странно, как всё поменялось за последние годы. А вот, напечатав имена моих бабушки и дедушки, я ничего не нашла. Не оставили они никаких следов в интернете. Набрала имя мамы - всплыл сайт Кумертаусской городской больницы, где и её имя в том числе упомянуто, приятно порадовало. Мамы давно нет, а имя есть, но оно только недавно появилось, видимо новый сайт у них, с историческими сведениями.
Алис, вот тут и фотки больницы родной, где мы с тобой дежурили, и где ты родилась, там даже знакомые лица есть - Ильдус Хисбуллович (ты его должна помнить) и мой одношкольник Фанис, там где с новорожденным ребёночком: http://medkumertau.ru/%D0%B4%D0%B5%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BE%D1%82%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5
А вот набрала имя своего дяди Коли, он был один из ведущих, если не сказать самый ведущий хирург Оренбурга, всю жизнь провел за операционным столом, и сразу наткнулась вот на эту статью. Гляньте,тётя Верочка, самый последний большой абзац про него. Старая статья, но до сих пор висит.
http://www.vecherniyorenburg.ru/cat40/show1188/

Просто умер мой дядюшка вчера, я вечером только узнала, в своей же больнице, где проработал всю жизнь, и где спас множество чужих жизней...Всегда так странно, когда умирают врачи... Для меня хирурги, это всегда  просто полубоги какие-то. Те, кто может вторгаться в человеческую жизнь, кроить и перекраивать её соответственно своим знаниям и таланту.
Невесело сложился остаток его собственной жизни,  но у каждого своя судьба. Где-то мы сами её делаем, где-то всё делают за нас неумолимые обстоятельства, но как есть так есть. Для меня с детства он мой любимый дядя Коля... И он меня всегда любил... И мне есть что вспомнить хорошего и весёлого. Теперь только воспоминания, фотографии и даты жизни и смерти. Так вот жизнь идёт, идёт, а потом вся заканчивается...
Ремка вчера даже пошел со мной пить чай на улице со свечами, сидели, смотрели на звёздочки далёкие, говорили о жизни, и было так тихо-тихо и тепло... Вообще, отличные погоды стоят! Так бы круглый год!

А ещё дочитала "Вернуться по следам" Глории Му http://www.livelib.ru/author/233938. Хорошая книжка! Такая хорошая, что не оторваться! Мне даже кажется, что это одна из лучших книг о детстве. Надергала цитат отттуда, Выложу здесь для себя:

"– Глория, – говорил он мне, – ты знаешь, что эта старая ведьма тебя не любит. Будь осторожна, детка, не подставляйся.
– Но, папа, я же ничего плохого не делаю!
– А и не надо, – грустно улыбался он и цитировал: – «Будь ты чиста, как снег, нетронута, как лед, но клеветы тебе не избежать», понимаешь?
– Нет, – удивлялась я.
– Ну как тебе объяснить… – Папа по своей привычке начинал мерить шагами комнату. – Вот если я начну всем рассказывать, что ты никакая не маленькая девочка, а большой зеленый крокодил…
Тут я начинала смеяться, а папа продолжал:
– Вот-вот, на первый раз меня поднимут на смех. На второй задумаются, а на третий начнут к тебе присматриваться и говорить, что да, какая-то ты зеленоватая, и слишком много времени проводишь на болоте, и наверняка ешь других детей.
– Неужели люди такие глупые? – не могла поверить я.
– Люди всякие, – вздыхал папа, – и, к сожалению, довольно часто позволяют себе не думать, а только повторять чужие мысли – пусть и дурацкие.
– И что же делать?
– Ничего тут не поделаешь, – папа разводил руками, – против клеветы и мелочных придирок оружия еще не придумали.
– А если я всем скажу, что никакой я не зеленый крокодил?
– Сама подумай, как выглядит человек, который ходит и бормочет, что никакой он не крокодил?
– Как дурак? – поразмыслив, говорила я.
– Ну да.
– А если я надаю ей по носу или накричу на нее?
– Отлично, прослывешь истеричкой и драчуньей.
– Папа, так нечестно. – Я хмурила брови и фыркала. – Ну скажи же, что делать.
– Держаться подальше от этой грымзы, вот и все. – И папа ласково трепал меня по макушке. – Берегись ее, дружище.



– Ты смотри, Глория, как оно просто, – говорил он мне, бросая камешки в реку (так у нас было заведено для серьезных разговоров – смотреть в воду, а не друг на друга), – мы ж ее могли так и в гроб загнать…
– Ну а она сама-то?
– Так ото ж, – Игорек бросал очередной камешек, – ото ж… Все так могут. Наговорил на другого – и капец… Или подлость какую устроил… Страшно, правда?
– Страшно, – соглашалась я.


Я выходила во двор, где нервным котом у крыльца вился Игорек.
– Что, опять? – сочувственно спрашивал он, а я кивала. – Не переживай, научишься. – Игорь брал меня за руку, и мы шли к реке – бросать камни.
– Везет тебе, твои не ругаются, – говорила я, – а мои все время грызутся…
– Так, это… Твой папка же гуляет, – осторожно говорил Игорек. – Если б мой папка гулял, мамка бы его убила сковородкой…
– Гуляет? – не понимала я. – А что такого? Мы вот тоже гуляем…
– Нет, в смысле – гуляет с другими тетьками, – объяснял Игорь, – а этого нельзя. Если ты женатый, то надо гулять только с женой, а то она будет обижаться. Когда я на тебе поженюсь, я буду гулять только с тобой!
– Ты и так гуляешь только со мной, – грустно говорила я.


В папу влюблялись, а влюбленная женщина, нашедшая свое счастье, опаснее гремучей змеи. Она за это счастье начинает бороться, и довольно часто с самим счастьем.
Для меня, дикого человека, выросшего на свободе, это всегда было ужасным ужасом – «я тебя завоюю, подчиню, заставлю себя любить, докажу, что я самая лучшая». Вы не находите, что это страшно? Любовь, добровольный дар, брать с бою, вырывать с кровью?..


Я не перестала ждать отца – а что мне еще оставалось? Только ждать. Я была как эта глупая Сольвейг – в моей жизни не было ничего, кроме ожидания. Я была равнодушна ко всему. С тех пор я считаю, кстати, что нет ничего оскорбительнее такого ожидания – по отношению к Богу, людям, своей жизни и земле, по которой ты ступаешь.
Никому нельзя отдать свою жизнь – но ее так легко тупо проворонить, прикрывшись какой-нибудь великой целью. Нет, я не говорю, что никого ниоткуда не надо ждать – но кроме этой красноглазой дуры Сольвейг была же Пенелопа. Она хоть ковры распускала. Все при деле…

Он принес кресло, и мы долго сидели молча и смотрели темному небу прямо в круглые, глупые и равнодушные звезды. Я тогда впервые подумала о Боге – как он там один, в этом космосе, грустно ему, наверное? Но, вспомнив, что теперь к нему летают космонавты, успокоилась, пригрелась у деда на руках и все-таки уснула.


Я не была робкой и легко общалась с людьми, да и воспитание играло свою роль. Вежливость – это своего рода щит, ты можешь говорить с кем угодно, о чем угодно и ничего при этом не сказать;


«Позвольте, какие же у собаки могут быть дела, кроме любви к хозяину?» – спросите вы.
Не поверите – масса дел.
Поесть дерьма (почти все собаки это любят), поваляться в падали (и это, да), подраться с другими собаками, поймать и убить кошку или птичку, просто бегать и лаять, бегатьилаять, бегатьилаятьбегатьилаятьбегатьилаять и так, пока не упадешь без сил, а потом – спать.
Ну да. Собака – символ преданности, воспетый в стихах и песнях. Только вот собаки обычно не умеют читать, поэтому они не в курсе – про преданность, ага.
Люди так удивляются, когда им говорят, что собачью преданность надо воспитать, а любовь – заслужить.
«Как так? Она же собака, она же – должна…»
Да, она – собака, и она не знает, что именно и кому должна, пока ее этому не научат.
«Зачастую люди заводят собак так же, как женятся – по любви и сглупу», – шутил мой папа.
Как это ни смешно, «будущую собаку» идеализируют так же, как будущую жену.

Неудивительно, думала я, что русские – самая читающая нация в мире. А что еще делать в такую погоду? Хочется свернуться в кресле под теплым пледом, ускользнуть из этой унылой осени в чужие, яркие миры. Пока не вернулось солнце.


Геша был прав. С пением у меня обстояло из рук вон. Что обидно, слух у меня был неплохой, а вот кнопка «воспроизведение» не работала.


Я смотрела на Зоську, на Ричарда, который плыл назад с палкой, смешно задирая морду над водой, и думала: вот ведь я – счастливый человек. Все у меня есть – и лошадь, и собака, а что еще нужно человеку для счастья?
«Шашка и ружье», – подсказал ехидный внутренний голос, и я рассмеялась, выбросила хвостик от яблока, подошла к Зоське и повела ее в воду.
Нет, ружье мне ни к чему. Вот лето бы. Хорошо бы, лето было всегда…"


Tags: Жизненное, Кумертау, О грустном, О далёком прошлом, О прочитанном
Subscribe

  • Пиростегия или огненная лиана.

    Вот интернет! Всё можно найти! Нашла название своих оранжевых цветов. Латинское название Pyrostegia venusta, родом из Южной Америки. Отлично…

  • Ещё немного о поездке.

    Наш транстасманский пузырь покачнуло. Веллингтон в тревоге из-за выявленого инфицированного пассажира из Сиднея, который успел посетить много разных…

  • Опять кратко.

    Жизнь ускоряется. И не просто ускоряется, а ускоряется настолько, что Светлана не успевает записывать о происходящем. Запишу кратко в обратном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments